Knigionline.net » Наука, Образование » Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919 - Николай Реден (2011)

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919
  • Год:
    2011
  • Название:
    Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919
  • Автор:
  • Жанр:
  • Оригинал:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Перевел:
    Л. А. Игоревский
  • Издательство:
    Центрполиграф
  • Страниц:
    13
  • ISBN:
    5-9524-2000-1
  • Рейтинг:
    0 (0 голос)
  • Ваша оценка:
Николаю Редену понадобилось проделать путь посредством невообразимые проверки, заметить жизнедеятельность медвежьих углов Российской Федерации, выяснить темницу также дать оценку целую привлекательность свободы. Если грянула переворот, молодой воспитанник очутился во собственной государстве в агрессивном обществе. Некто перешагнул рубеж со Финляндией, вести войну во составе Белоснежной войсках во Эстонии. Уже После погрома белоснежных со командой юных флотских офицеров в украденном судне некто осуществил трансформация во Знаток. Никак Не один раз понадобилось молодому человеку посетить в пределе существования также кончины. Участь берегла Редена, ему получилось, миновав большое число тестирований, отыскать новейшую отчизну также никак не позабыть об собственной приспособления ко народу государства со драматической, однако знаменитой ситуацией.Данное сокращенное совет специализировано с целью этих, кто именно приступает ко чтению со абсолютной полной уверенностью во моей а не твоей пристрастности. Желательно б припомнить, то что ни один человек никак не во пребывании предоставить абсолютно справедливое представление своей существования, равно как б буква хотел данного.

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919 - Николай Реден читать онлайн бесплатно полную версию книги

Предисловие

Это краткое напутствие предназначено для тех, кто приступает к чтению с полной уверенностью в моей пристрастности. Хотелось бы напомнить, что никто не в состоянии дать совершенно объективное описание собственной жизни, как бы ни желал этого. Личные впечатления не всегда поддаются объяснению, но во многом определяются окружающей этого человека средой: семьей, друзьями, строем жизни – словом, всем, что формирует личность, всем, что влияет на нее на протяжении ее пути.

В данном случае речь идет о моем восприятии дореволюционной России. Я знаю, что в стране было много несправедливости, что определенные социальные группы страдали от произвола царской власти. Тем не менее мне повезло быть членом семьи, жившей в более комфортных, благоприятных условиях, поэтому мое отношение к дореволюционной жизни в России достаточно позитивно.

Столь очевидные противоречия заставляют меня признать свои ограниченные возможности и убеждают в том, что окончательную оценку революции следует оставить будущему поколению, которое сможет быть более объективным. У меня же нет желания делать окончательные выводы или пытаться проводить сравнения старого и нового. Эти страницы просто посвящены истории болезни общества – тем событиям, которые я наблюдал в то время и в которых участвовал.

Глава 1

Если бы кто-нибудь сегодня сказал мне, что через 20 лет я больше не буду американцем, что каждому городу и селению этой страны суждено пережить войну и голод, что жизнь всех моих друзей будет выбита из привычной колеи и большинство из них погибнет насильственной смертью, а сам я окажусь в отдаленном уголке мира, навсегда оторванный от своей семьи, – если кто-нибудь сказал бы мне все это, я счел бы такого человека безумцем и категорически отверг столь мрачные прогнозы. Возможно, позднее, уединившись и дав волю воображению, впал бы в томительное беспокойство. Я вспомнил бы, что не так давно считал подобное предсказание смехотворным и абсурдным, однако оно полностью оправдалось.

Даже самое невероятное кажется возможным теперь, когда я начал чувствовать пропасть, разделяющую мое восприятие жизни прежде и сейчас. Внутренне я изменился: иным стало мое отношение к понятию «национальное», у меня другие привязанности и устремления. Только память связывает того, кем я был, с тем, каким я стал, – непрочная цепь впечатлений, – которая одним концом накрепко прикована к живому, пульсирующему настоящему, а другим теряется в дымке времени, в странном, ирреальном прошлом. Трогая эту цепь, разум извлекает из далекого времени живые картины; каждая исчерпывающе полна: там люди, краски и звуки. Одновременно каждый образ – лишь эпизод в цепи событий, лишь миг бегущего времени, лишь маленькая ступень на этапе моего развития. Пять, десять, пятнадцать лет назад каждому из этих этапов соответствовали определенные надежды и разочарования, вера и убеждения. Сначала жизнь тянулась медленно, затем темп внезапно ускорился – над миром будто пронесся вихрь и посеял смуту среди окружавших меня людей.

В 1914 году наша семья проводила лето в Петергофе – курортном пригороде, расположенном в 25 милях от Петербурга. Наш дом – одна из четырех или пяти дач на побережье Кронштадтского залива – находился в некотором удалении от Петергофа. С одной стороны к нему примыкала рыбацкая деревушка, с другой – земли императорских владений. Дом представлял собой просторное деревянное сооружение без архитектурных излишеств, но выглядевшее весьма привлекательно. Вокруг был парк, обнесенный рядами длинных заборов, которые скрывали дом от любопытных глаз, и окруженный статными соснами, которые шумели кронами под морским ветерком. Одна из аллей тянулась вдоль дамбы, сооруженной из скальной породы. В море на расстояние нескольких сот метров уходила узкая деревянная пристань с широкой платформой на краю, со скамьями, а рядом лениво колыхались на воде наши лодки.

Перейти
Наш сайт автоматически запоминает страницу, где вы остановились, вы можете продолжить чтение в любой момент
Оставить комментарий