Knigionline.net » Фантастика и фэнтези » Кровавая королева

Кровавая королева - Сьюзен Кинг

Кровавая королева
Каледония, XI столетие. Проникнутая ссорами также битвой из-за царский трон, государство трясется с лязга клинков также стонет около копытами лошадей конфликтующих общин. Амбициозный полководец Макбет Макинтош Финлех ведет борьбу из-за царский вершина. Во данном его удерживает супруга Грюада — дама Макбет, каковой предначертано быть царицой Шотландии. Кровоточивые смертоубийства также междоусобные разногласия, коварства также измены, чародейские волшебство также летальный ядовитое вещество, влюбленность также гибель оформляют выразительную канву романа Сьюзен Фрейзер Игра, во коем основной героиней представляет дама Макбет. Писатель определила пред собою непростую проблему продемонстрировать обществу подлинное субъект одной с наиболее популярных «злодеек» во события людей. Я видим «кровавую» царицу согласно вечной пьесе Шекспира, но в страничках романа Грюада Макбет выступает пред нами равно как девушка с плоти также месячные, испытывающая страдания также обожающая, ненавидящая также мстящая. Прекрасно разысканные многознаменательные элемента предоставляют атмосферу Шотландии XI столетия до такой степени точно, то что пользователь ощущает аромат вереска также дуновение прохладного полночного зефира в собственном облике.

Кровавая королева - Сьюзен Кинг читать онлайн бесплатно полную версию книги

Часть первая

Король великодушный… примет власть…

Высокий, златовласый, всем любезный…

И под эгидой рыжего царя

Шотландия достигнет процветанья…

Пророчество Берхана о царствовании Макбета, XI век

ПРОЛОГ

1058 год от Рождества Христова

Снежинки мерцают на фоне вечернего неба и мягко ложатся вокруг холодной неприступной башни. Самозваный король скоттов ждет, когда пройдет эта промозглая хлябь, чтобы отправить меня в монастырь на юге Шотландии. Малькольм Кэнмор, убивший моего мужа и называющий себя королем, конечно, предпочел бы упрятать меня еще дальше, где-нибудь в Англии. Потому что там его союзники точно запрут меня под замок. Шотландцы же вряд ли отважатся на это.

Но мой сын — коронованный король скоттов, и я нахожусь под его защитой, не говоря уже о том, что у меня есть и собственные силы. Согласись я выйти за Малькольма Кэнмора — была бы осыпана почестями. Всего пару недель назад он прислал ко мне очередного гонца с отрезом зеленого шелка, тканного золотом, и склянками с ароматами и специями, прося моей руки.

Если бы мне нужна была такая власть, возможно, я и соблазнилась бы его подношениями. Но я рождена кельтами, для которых честь превыше всего, а потому шотландская шерсть для меня дороже восточных шелков. Может, ее выделка и грубее, зато она хранит в себе силу и красоту этой земли.

Я написала Малькольму ответ той самой рукой, которую он желал получить, хотя по-гэльски[1] я пишу гораздо хуже, чем на латыни. Впрочем, отказ не требует многословия. Большую часть подарков я отослала назад вместе с запиской и оставила лишь отрез шелка — он очень понравился моей горничной Финелле.

А что касается монастыря, я напишу об этом узурпатору Малькольму в следующий раз: «Королева Грюада, вдова убиенного тобой короля Макбета, предпочитает остаться в своей крепости».

В каком-то смысле это вызов; посмотрим, что он будет делать.

Ветер вовсю завывает за стенами замка — неудивительно, что февраль называют волчьим месяцем, — а я со своими приближенными сижу возле жаровни, жадно впитывая тепло и свет. Мой домашний менестрель Дермот наигрывает мелодию на арфе. Меня бьет озноб, и я потуже закутываюсь в плащ. Мне не исполнилось еще и сорока, и я все еще полна жизни, но нынче вечером мороз поистине пронизывает до костей.

Прислуга задергивает занавеси на закрытых ставнями окнах, сквозь которые просачивается холод, и подкладывает в огонь торф и ароматные яблоневые ветви, оставшиеся еще с осени. С миром покоятся мои мальчики, хрупкая жизнь которых была задушена в зачатке, и муж мой тоже мертв. Бесконечно тянущийся вечер вынуждает вспоминать усопших. Одиночество и игру светотени делят со мной еще двое, и лишь угрюмая Финелла то появляется, то исчезает подобно призраку. Рядом со мной сидит моя троюродная сестра и врачевательница Биток.

Чуть дальше расположился монах Дростан, склонившийся над книгой. Обоих я знаю с детства; с учетом моего характера, вероятно, лишь присущая кельтам преданность по-прежнему удерживает их рядом со мной.

Биток — настоящий друг, хотя временами и высказывает в мой адрес довольно резкие замечания, впрочем, как и я в ее. Монах принадлежит к ордену «вассалов Бога», который позволяет своим членам вступать в браки и отмечать шабат, что мне очень нравится, как и любое другое проявление протеста. Во всех остальных отношениях Рим уже окончательно поработил Шотландскую церковь.

Дростан прекрасно владеет пером и мечтает о том, чтобы написать мое жизнеописание. Он хочет, чтобы книга стала панегириком — восхвалением его королевы. Но я считаю, что это глупая затея.

В жаровне вспыхивают язычки пламени, взметая искры. И если говорить начистоту, в идее Дростана что-то есть.

Перейти
Наш сайт автоматически запоминает страницу, где вы остановились, вы можете продолжить чтение в любой момент
Оставить комментарий